Недекларирование (либо недостоверное декларирование), а также контрабанда наличных денежных средств и (или) денежных инструментов несет определенные риски ОД, во многом обусловленные наличием протяженной таможенной границы ЕАЭС и отсутствием требования об обязательном представлении физическим лицом документов, подтверждающих происхождение наличных денежных средств и денежных инструментов при их перемещении через таможенную границу ЕАЭС. Риск частично нивелируется строгими законодательными ограничениями и высоким уровнем контроля за перемещением наличных денежных средств и инструментов. Предусмотрены серьезные меры ответственности за недекларирование либо недостоверное декларирование, а также контрабанду. Несмотря на то, что с 2015 года наблюдается тенденция к росту объемов декларируемой перемещаемой через границу наличной валюты, объемы незаконно перемещаемых денежных средств и денежных инструментов снижаются.

В современном мире практически каждый человек хоть раз в жизни сталкивается с деятельностью тех или иных государственных органов, выражающейся в издании различных актов. Это могут быть постановления о назначении административного наказания (при ДТП, проведении проверок организаций государственными органами), предписания, налоговые приказы и т. д. Вместе с тем не всегда акты государственных органов правомерны – все больше случаев, когда они по разным причинам нарушают законные интересы граждан.

В связи с этим актуален вопрос о том, каким образом защитить свои нарушенные гражданские права. Иначе вся ценность объявленного и реализованного права может быть в один момент сведена к нулю. Процветание общества и благополучие гражданина напрямую зависят от того, как государство или сам гражданин сможет реализовать свое право защитить и восстановить. Как справедливо отмечает А. А. Гатин: «В социальном аспекте производство по оспариванию решений действий (бездействия) органов и должностных лиц государства предопределяет реализацию справедливости в отношении нарушителей закона, а также позволяет решить вопрос о возможности восстановления нарушенных общественных отношений, прав, свобод и законных интересов лиц, пострадавших от правонарушения». В соответствии со статьей 46 Конституции Российской Федерации и статьей 32 Декларации прав и свобод человека и гражданина, каждому гарантируется право на обжалование в суде действий государственных органов, общественных организаций и должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан. Возможность обжалования действий и решений органов власти является одной из гарантий обеспечения законности и прав личности. Для решения возникших споров и для защиты прав граждан в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) определен перечень способов гражданскоправовой защиты права собственности. Одним из способов гражданско-правовой защиты права собственности является признание акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным (иными словами – обжалование акта), в случае если он не соответствует закону или иным правовым актам, нарушает гражданские права и охраняемые законом интересы, в том числе право собственности граждан и юридических лиц.

В соответствии со ст. 13 ГК РФ, ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

В законодательстве Российской Федерации, в соответствии со статьей 197 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) и статьей 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (КАС РФ), предусмотрено право граждан и юридических лиц обжаловать практически любые нормативноправовые акты, вынесенные органами государственной власти, нарушающие их законные права. Чаще всего обжалуются акты органов государственного контроля (надзора), вынесенные по результатам проверок, так как именно они больше всего затрагивают интересы индивидуальных предпринимателей и организаций, в отношении которых они вынесены.

Правовые процедуры обжалования актов различны и зависят от их видов. Прежде всего к таким актам относятся постановления по делам об административных правонарушениях, предписания об устранении выявленных нарушений, вынесенных по результатам плановых или внеплановых проверок, и др. Порядок и сроки обжалования разных актов могут быть различны, даже если вынесены они одним и тем же органом, так как они регулируются разными федеральными законами, такими как Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ), АПК РФ, Федеральный законом от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» и т. д., в соответствии с которыми в зависимости от вида оспариваемого акта участники процесса обжалования наделяются разным объемом прав и обязанностей. Законодательством Российской Федерации предоставлено право на два возможных способа обжалования – досудебный (или административный) и судебный.

Административный способ предполагает подачу жалобы (или обращения) заинтересованным лицом вышестоящему должностному лицу либо в вышестоящий орган исполнительной власти на решение, которое, по его мнению, незаконно и нарушает его права и законные интересы. Подать жалобу возможно посредством почты России, электронной почты, а также непосредственно в канцелярию государственного органа. Последний способ наиболее эффективен ввиду того, что заинтересованное лицо получает номер документа, по которому впоследствии может проконтролировать исполнение своей жалобы, обратившись в государственный орган по данному вопросу. Право на досудебное обжалование в ряде прочего предоставлено нормой пункта 4 статьи 5 Федерального закона от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Гарантия действия данного механизма находит свое отражение в статье 5.59 КоАП РФ, в соответствии с которой нарушение установленного законодательством Российской Федерации порядка рассмотрения обращений граждан влечет наложение административного штрафа.

В настоящее время досудебное обжалование получает все большее распространение. Как отмечают В. Н. Южаков и С. М. Зырянов, «досудебное обжалование решений как форма административной юстиции постепенно охватывает все более широкий круг отношений по поводу защиты прав граждан и организаций». На данный момент специальные порядки обжалования установлены для некоторых государственных органов. Так, согласно пункту 3 ст. 4 КАС РФ, для определенной категории административных дел установлен обязательный досудебный порядок урегулирования административного или иного публичного спора, обращение в суд возможно после соблюдения такого порядка. Например, специальное обжалование установлено для органов налогового контроля (в случае отказа от процедуры досудебного обжалования лицо лишается права на обращение в суд по данному конкретному вопросу), в области таможенных отношений и т. д.

Что касается контрольно-надзорных отношений, то во многих государственных органах утверждены специальные административные регламенты, в которых описана процедура возможного обжалования конкретных актов. Однако в таких отношениях все же отсутствует четкий механизм досудебного обжалования. Например, Федеральный закон от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», по сути, лишь отсылает к общему порядку обжалования, которым, к сожалению, не учитываются особенности контрольно-надзорной деятельности. В соответствии со статьей 16 Федерального закона от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», юридическое лицо, индивидуальный предприниматель, проверка которых проводилась, в случае несогласия с фактами, выводами, предложениями, изложенными в акте проверки, либо с выданным предписанием об устранении выявленных нарушений в течение пятнадцати дней с даты получения акта проверки вправе представить в соответствующий орган государственного контроля (надзора), орган муниципального контроля в письменной форме возражения в отношении акта проверки и (или) выданного предписания об устранении выявленных нарушений в целом или его отдельных положений. В итоге подать возражения на принятый акт можно, но какие-либо обязанности по рассмотрению этих возражений, а также по принятию решений по ним у органов, вынесших акт, отсутствуют. Рассмотрим далее преимущества и недостатки досудебного обжалования.К преимуществам данного способа можно отнести следующее:

— более высокая степень понимания проблемы органом исполнительной власти, нежели судом;

— быстрота разрешения спора.

Так, например, согласно Федеральному закону от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», общий срок рассмотрения обращений составляет 30 дней. Однако есть специальные нормы законодательства, которыми предусмотрены более короткие сроки принятия решений по определенным спорам. К их числу можно отнести пункт 1 ст. 30.5 КОАП РФ «Жалоба на постановление по делу об административном правонарушении подлежит рассмотрению в десятидневный срок со дня ее поступления со всеми материалами дела в орган, должностному лицу, правомочным рассматривать жалобу».

Также к преимуществам можно отнести простоту, возможность сократить расходы в сравнении с судебным порядком (где требуется уплатить пошлины, расходы на представителя и другие судебные издержки), а также снижение нагрузки на судебные органы. Недостатки такого способа неразрывно связаны с преимуществами. На практике оказывается, что суды зачастую более объективно рассматривают споры, поскольку органам государственной власти по понятным причинам не выгодно отменять собственные акты.

Вопрос о сокращенных сроках иногда остается нереализованным ввиду того, что орган, рассматривающий спор, либо вообще не приступает к его рассмотрению, либо нарушает сроки рассмотрения. Рассмотрения жалобы без участия заявителя также можно отнести к недостаткам. Отсюда вытекает отсутствие открытости, публичности в рассмотрении обращений.

По мнению Н. Г. Деменковой, М. С. Игнатовой и И. Ю. Старикова, одной из причин низкой эффективности института досудебного обжалования является отсутствие механизмов влияния граждан и организаций на качество осуществления государственного и муниципального управления в целом и государственных услуг в частности.

Что касается судебного порядка обжалования, то тут следует отметить, что основным преимуществом судебного обжалования является независимость судебной власти от исполнительной (вытекает из принципа разделения властей в соответствии со статьей 10 Конституции Российской Федерации). Суд заинтересован в соблюдении законности, а не в правоте какой-либо стороны. В соответствии с пунктом 2 ст. 62 КАС РФ, обязанность по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия акта, его законности, возлагается на орган или должностное лицо, принявшее оспариваемый акт. Это позволяет больше защитить права и законные интересны граждан. Недостатками данного способа, как уже было сказано выше, можно считать более длительные сроки рассмотрения заявлений и в определенных случаях более высокие судебные издержки. Процесс обжалования начинается с подачи заявления в суд в сроки, предусмотренные для обжалования, т. е. до вступления акта в законную силу. Если срок пропущен по уважительной причине, его можно восстановить.

Подать жалобу в суд можно традиционным способом – как непосредственно обратившись в суд, так и посредством почты России. Также можно воспользоваться альтернативным способом обращения в суд через личный кабинет на портале «ГАС Правосудие» (http://sudrf.ru), который начал функционировать с 1 января 2017 г. Этот сервис дает возможность подавать и получать в электронном виде документы в судах общей юрисдикции.

Как справедливо отмечает И.С. Денисов в своей статье о развитии электронного правосудия в России, «очевидным преимуществом электронного правосудия является экономия не только денежных средств, но и времени. Используя ресурсы электронного правосудия для подачи искового заявления, истец не затрачивает время и деньги на дорогу, не перемещается по городу, создавая лишнюю нагрузку на транспортную сеть современного мегаполиса. Также отпадает необходимость пользоваться услугами почтовой связи для подачи исковых заявлений. Лицо, использующее возможности электронного правосудия для обращения в суд для разрешения своего спора, несет расходы только на доступ в сеть Интернет».

Согласно пункту 1 ст. 141 КАС РФ, срок рассмотрения судом административных дел составляет 2 месяца со дня поступления в суд административного искового заявления, включая срок на подготовку административного дела к судебному разбирательству. В ходе судебного разбирательства судья проверяет оспариваемый акт на соответствие его законодательству, а также на наличие полномочий у лица или органа, издавшего акт, принимать подобные решения. В соответствии с пунктом 1 ст. 216 КАС РФ, в случае признания судом нормативного правового акта не действующим полностью или в части этот акт или его отдельные положения не могут применяться с указанной судом даты. В случае несогласия с решением суда лица, участвующие в деле, их представители и иные лица, права, свободы и законные интересы которых затрагиваются решением суда, вправе обжаловать его в апелляционном, а затем и в кассационном порядке.

Сложившаяся практика такова, что нарушенные права граждан неправомерными действиями (бездействиями) должностных лиц или органов государственной власти восстанавливаются только после многочисленных обращений в органы исполнительной власти и в суд. Причина этому в отсутствии комплексного и системного подходов к решению проблем административного обжалования, а также в низкой эффективности работы государственных структур. В качестве примера обжалования акта государственного органа из судебной практики можно привести решение Московского городского суда от 22 августа 2017 г. по делу № 7-8581/17 по жалобе С. А. Н. в защиту В. Е. А. на постановление государственного инспектора МТУ Ростехнадзора от 9 марта 2017 г. и решение судьи Тимирязевского районного суда Москвы от 15 июня 2017 г. по делу об административном правонарушении. Постановлением государственного инспектора МТУ Ростехнадзора от 9 марта 2017 г. генеральный директор ОАО В. Е. А. Признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 ст. 9.1 КОАП РФ, с назначением административного наказания в виде административного штрафа в сумме 20 000 рублей. Решением судьи Тимирязевского районного суда Москвы от 15 июня 2017 г. указанное постановление оставлено без изменения, жалоба В. Е. А. – без удовлетворения. В обосновании вынесения постановления должностное лицо МТУ Ростехнадзора ссылалось на то, что В. Е. А. был привлечен к административной ответственности по части 1 ст. 9.1 КОАП РФ за то, что он, являясь генеральным директором ОАО, эксплуатирующим опасный производственный объект, не представил в МТУ Ростехнадзора сведения об организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности опасного производственного объекта.

Однако в ходе судебного разбирательства выяснилось, что факт владения В. Е. А. опасным производственным объектом не доказан. В связи с этим производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 ст. 9.1 КОАП РФ, в отношении В. Е. А. прекращено на основании пункта 3 части 1 ст. 30.7 КОАП РФ в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление по делу об административном правонарушении. Таким образом, вышеуказанное постановление должностного лица государственного органа было отменено.

Еще одним подобным примером может служить решение Октябрьского городского суда Республики Башкортостан от 4 апреля 2018 г. по делу 2а-693/2018 ~ М-522/2018 по административному иску Р. М. Хафизова, являющегося участником долевого строительства, к администрации об оспаривании решения органа местного самоуправления о признании недействительным постановления администрации об отмене разрешения на строительство, выданного ООО. Истец, ссылаясь на нормы ГК РФ, Градостроительного кодекса РФ (ГрК РФ), считает, что постановление администрации об отказе в выдаче разрешения на строительство является незаконным и нарушающим его права. Ранее администрацией выдано ООО разрешение на строительство жилого комплекса «Курортный». Строительство жилых домов ООО осуществляет с привлечением денежных средств граждан. Впоследствии постановлением администрации отменено разрешение на строительство, также отменен градостроительный план земельного участка, выданный по заявлению, в отношении земельного участка с кадастровым номером. Истец полагает, что действия (решения) приняты в нарушение требований действующего законодательства и нарушают права как истца, так и других участников долевого строительства, поскольку препятствуют дальнейшему строительству объектов недвижимости и последующему вводу этих объектов в эксплуатацию.

Перечень документов, которые необходимо предоставить для получения разрешения на строительство, установлен частями 7 и 9 ст. 51 ГРК РФ и является исчерпывающим. Из материалов дела следует, что ранее администрация города приняла решение о выдаче ООО разрешения на строительство, что свидетельствует о том, что обществом были соблюдены все условия для получения такого разрешения. Так, при выдаче разрешения на строительство претензий по качеству и полноте к представленному заявителем пакету документов органом местного самоуправления предъявлено не было, что свидетельствует о выполнении обществом требований градостроительного законодательства. Ни одного из случаев, которые бы явились основанием для прекращения действия разрешения на строительство, в данном случае органом местного самоуправления не установлено и в оспариваемом решении не указано. Кроме того, по заявлению ООО, прокуратурой проведена проверка законности названного решения. По результатам проверки указанным надзорным органом установлен факт незаконности принятого администрацией решения ввиду нарушений органом местного самоуправления требований ст. 51 ГРК РФ. Таким образом, судом принято решение об удовлетворении требований истца и об отмене постановления администрации, поскольку принятое решение об отказе в выдаче ООО разрешения на строительство является незаконным, нарушающим права заявителя и других участников долевого строительства, поскольку не позволяет застройщику своевременно завершить строительство и передать квартиры участникам долевого строительства. Отсутствие разрешения на строительство лишает участников долевого строительства возможности получения квартир, за которые они внесли денежные средства.

И подобных примеров оспаривания различного рода актов государственных органов и органов местного самоуправления на практике довольно много. Конечно, далеко не все судебные решения выносятся в пользу истцов – многие решения государственных органов остаются в силе или отменяются в какойлибо конкретной части.

Однако само по себе признание судом акта государственного органа недействительным не приводит к восстановлению нарушенных прав. Поэтому заявитель зачастую вынужден снова идти в суд и защищать нарушенные права (например, добиваться возмещения убытков). В этой связи хотелось бы отметить, что общие основания ответственности за причинение вреда неправомерными действиями (бездействиями) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе изданием не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления указаны в статьях 16, 1064 ГК РФ.

В соответствии со ст. 1069 ГК РФ, «вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению.

Вред возмещается, соответственно, за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования». В свою очередь ст. 1071 ГК РФ определены органы и лица, выступающие от имени казны при возмещении вреда за ее счет. В качестве примеров специальных норм о возмещении вреда, причиненного неправомерными действиями (бездействиями) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, можно привести:

— статьи 35, 103 НК РФ;

— статью 33 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции»;

— статью 22 Федерального закона от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля и т. д.».

В соответствии со ст. 16 ГК РФ, убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ № 23 от 22 июня 2006 г. «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации», «согласно пункту 10 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации в суде от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) государственных органов (органов местного самоуправления) либо должностных лиц этих органов, а также по искам, предъявленным в порядке субсидиарной ответственности к публично-правовым образованиям по обязательствам созданных ими учреждений, выступает соответствующий главный распорядитель бюджетных средств, понятие которого дано в пункте 1 указанной статьи Кодекса» (однако позднее Федеральным законом от 26 апреля 2007 г. № 63-ФЗ пункт 3 ст. 158 БК РФ изложен в новой редакции, в которой содержится норма, аналогичная содержащейся ранее в пункте 10 статьи 158).

Таким образом, ответчиком по искам о возмещении вреда, причиненного неправомерными действиями (бездействиями) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов выступает главный распорядитель средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности. Должником в таких делах является публично-правовое образование, а не его органы либо должностные лица этих органов.

Однако, следует иметь ввиду, что, согласно пункту 3.1 ст. 1081 ГК РФ, «Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование в случае возмещения ими вреда по основаниям, предусмотренным статьями 1069 и 1070 ГК РФ, а также по решениям Европейского суда по правам человека имеют право регресса к лицу, в связи с незаконными действиями (бездействием) которого произведено указанное возмещение». То есть главный распорядитель средств федерального бюджета вправе обратиться к причинителю вреда с регрессным иском.

Подводя итог вышеизложенному, мы видим, что существуют два основных способа обжалования незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, выражающихся в издании незаконных актов. Это административный и судебный способы, каждый из которых имеет свои особенности, а также преимущества и недостатки. Нельзя однозначно сказать какой их них более эффективен. В последнее время на практике увеличивается количество дел по возмещению вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов и их должностных лиц, в связи с чем становится все более актуальным вопрос, связанный с увеличением регрессных исков Российской Федерации к причинителям вреда.

В последние годы в сфере уголовной политики преобладала тенденция ужесточения наказания за различные виды преступлений. В этом же русле видится путь противодействия преступлениям, связанным с незаконной «обналичкой» денежных средств. Например, заслуживает внимания идея о приравнивании рассматриваемых действий по нелегальной «обналички» к криминальной легализации денежных средств (ст. 174 УК РФ). Смысл состоит в том, что эти средства являются также результатом преступления — уклонения от уплаты налогов. Такая квалификация применяется в случае, если предприятие, созданное преступной группой, получает финансирование из процента от «обналички». Данные действия могут квалифицироваться как легализация или отмывание денежных средств. В случае оказания услуг в виде совершения финансовых операций и сделок с деньгами и активами, заведомо полученными преступным иными лицами (при заведомой осведомленности об этом), ответственность будет наступать по ст. 174 УК РФ. Сегодня уголовные дела возбуждаются в основном по ст. 172 УК РФ (до семи лет лишения свободы), которая нередко переквалифицируется в ст. 171 УК РФ, предполагающую санкцию до пяти лет лишения свободы. Рассматриваемые преступления нередко совершаются организованными преступными группами или сообществами. Так, например, в июле 2015 года Ленинский районный суд Владимира приговорил В. к семи годам лишения свободы со штрафом в размере 700 тыс. рублей, признав виновным в незаконной банковской деятельности, осуществленной организованной группой и сопряженной с извлечением дохода в особо крупном размере (подп. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ), изготовлении и сбыте поддельных платежных документов организованной группой (ч.2 ст. 187 УК РФ) и незаконном образовании юридического лица (ч.1 ст. 173.1 УК РФ). Разработанная им схема заключалась в создании фирм-однодневок, через расчетные счета которых обналичивались денежные средства юридических лиц, заинтересованных в кассовом обслуживании и получении наличных, минуя финансовый и налоговый контроль. Сумма его комиссионных составляла 2% от обналиченной суммы. Как установил суд, В. и члены его ОПГ использовали расчетные счета 86 более 20 фирм, 1 тысячи банковских карт и сберкнижек, которые оформлялись за вознаграждение от 1 тыс. до 5 тыс. рублей на сторонних граждан. За 2009 — 2013 годы с использованием кредитных учреждений Владимира, Калуги, Иваново, Москвы и области преступники обналичили около 5,2 млрд. рублей, получив криминальный доход около 104 млн. рублей. Большинство криминальных способов (схем) «обналички» построены на заключении мнимой сделки, оформляемой с помощью фальсификации бухгалтерских документов (акты выполненных работ, счета-фактуры и т. д.), на базе которых в налоговую отчетность заказчика вносятся заведомо ложные сведения. В ходе сделки заказчик перечисляет оплату на расчетный счет исполнителя, который по фиктивным документам эти средства для заказчика обналичивает, удерживая свой процент.

Помимо этого, используются и другие способы (приобретение у физических лиц (подчас вымышленных) неликвидных векселей по номинальной стоимости и т. п. Уязвимым местом в анализируемой преступной деятельности всегда остается необходимость непрерывного поиска новых клиентов, желающих вступить в незаконную сделку. В этой системе выделяют действия по подготовке, непосредственно совершению и сокрытию следов.

Таким образом, субъектам рассматриваемых преступлений не удается полностью обеспечить надлежащую конспирацию и иное сокрытие таких деяний. Также преступники вынуждены аккуратно сопровождать текущую деятельность подставных фирм, сдавать по ним налоговую отчетность. Действующая нормативная база и система правоохранительных институтов на сегодня пока не обеспечивают должную эффективность в борьбе с «обналичкой», которая превратилась в теневой сектор финансовых услуг. На сегодняшний день «обналичка» — это процесс фальсификации затрат юридического лица для извлечения необоснованной налоговой выгоды.

Производя эту незаконную операцию, предприятие сокращает сумму налогов, а деньги за вычетом процентов (оплата преступных групп, обеспечивающих «обналичку») предприятие возвращает себе наличными. «Обналичка» нарушает рыночное равенство хозяйствующих субъектов. Незаконное преимущество получают те, кто уклоняется от налогов, тогда как остальные несут дополнительные расходы. Таким образом, при совершении рассматриваемых преступлений приведенными способами сложно усмотреть посягательство на установленный порядок ведения банковской деятельности. Включение в схемы обналичивания работников кредитных организаций, в том числе злоупотребляющих служебными полномочиями, также не дает возможность квалифицировать указанные действия как незаконную банковскую деятельность.

Диспозиция ст. 172 УК РФ в действующей редакции не требует наличия специального субъекта преступления в виде руководителя кредитной организации. В данном случае указанные злоупотребления лиц, выполняющих управленческие функции в кредитных организациях, могут квалифицироваться по ст. 201 УК РФ. Учреждение «фирм-однодневок», привлечение заведомо подставных лиц, использование чужих документов должно квалифицироваться по ст. 173.1 и 173.2 УК РФ. В то же время, являясь формальными составами преступлений, ст. 173.1 и 173.2 УК РФ прямо предполагают ответственность лишь за создание указанных организаций. Таким образом, в плане противодействия обналичиванию они могут быть применены только в части ответственности лиц, регистрирующих подставные юридические лица.

Согласимся с представленным в юридической литературе мнением, что нельзя признать анализируемое обналичивание предпринимательской деятельностью без лицензии, так как оно (в легальном варианте) не входит в действующий перечень лицензируемых видов деятельности. Видится, что в доктринальном плане незаконное обналичивание денежных средств допустимо считать ложным предпринимательством, то есть его противоположностью. Для выработки эффективных уголовно-правовых мер борьбы с «обналичкой» необходимо выявить её причины, которые необходимо рассматривать, прежде всего, в контексте бурно развивающегося в России теневого сектора экономики и коррупции. Например, неучтенные наличные денежные средства могут использоваться преступниками для взяток представителям власти и надзорных органов, содействовать развитию «теневой занятости», незаконной миграции и т.д. Отметим мнение ученых-правоведов, что применение лишь уголовно-правовых мер борьбы с «обналичкой» способно лишь стимулировать рост цен на эти услуги, причем эта маржа пойдет, по мнению экспертов, «на кормление надзирающих органов». Это обстоятельство указывает на необходимость наряду с активно предпринимаемыми уголовно-правовыми мерами борьбы с рассматриваемым криминальным явлением, создания системы экономических стимулов для развития предпринимательства, перехода людей из «теневой» сферы в легальный бизнес, а также совершенствовать систему налогообложения.

Обширная судебная практика в совокупности с решениями ФНС РФ образовали единство судебной практики при оценке налоговых вычетов по НДС, обоснованности включения расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, затрат по хозяйственным операциям с контрагентами. Часто при судебном рассмотрении дел в арбитражных судах вскрываются факты виртуальной (по отчетности) имитации хозяйственных операций, подписи неустановленных лиц на платежных документах, фиктивного исполнения субподрядных работ, привлечения контрагентов к реализации схем по незаконному обналичиванию денежных средств, а также государственной регистрации юридических лиц без цели экономической деятельности, а с целью незаконной конвертации безналичных денежных средств в наличные. Большое значение в плане преюдиции в такого рода арбитражных делах имеет вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу с установлением факта незаконного обналичивания денежных средств, а также фиктивных сделок. Незаконное обналичивание, сопровождающееся выводом денежных средств не только из-под налогообложения, но и из легального оборота, принято, особенно в современных сложных для России внешнеэкономических условиях, относить к числу наиболее опасных вызовов и угроз финансовой безопасности. При этом главной проблемой исследователи и правоприменители считают несовершенство законодательной базы.

Актуальные проблемы применения ст. 172, 173.1, 173.2 УК РФ в правоохранительной практике стали предметом активной дискуссии в специальной литературе. Современная экономическая политика, отражая устои формируемого в России гражданского общества, необходимым атрибутом которого являются соблюдение, охрана и защита основных прав, свобод, законных интересов личности и организаций, постепенно реализует тенденцию признания значимости деловой репутации юридических лиц, активно участвующих в предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности. Как правило, деятельность «профессиональных обнальщиков», традиционно регистрирующих для конвертации безналичных денежных средств в наличные специальные «фирмы-однодневки», с которыми заключаются мнимые и притворные сделки, квалифицируется по указанным статьям. В то же время, систематизированного представления об идеальной совокупности перечисленных преступлений не сложилось, а квалификация схожих действий по разным статьям УК РФ создает проблемы правоприменения.

Традиционно одним из наиболее применяемых вариантов квалификации незаконного обналичивания остается квалификация по ст. 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность). Состав указанного преступления включает проведение банковских операций без соответствующей регистрации либо лицензии, когда указанные условия должны быть соблюдены и в том случае, если такое деяние причинило крупный ущерб, либо было сопряжено с извлечением крупного дохода. Преступным же нарушением действующего законодательства, как правило, признаются действия «обнальщиков» по привлечению денежных средств клиентов на банковские счета специально для этого зарегистрированных (подставных) юридических лиц. Квалификация таких деяний по ст. 172 УК РФ видится не совсем правильной. Большая часть способов нелегального обналичивания включает совершение банковских операций, однако они совершаются «обнальщиками» в качестве клиентов кредитных организаций. Как таковые, «обнальщики» при этом не подменяют кредитные организации процветанию общества.

Обналичивание денег в теневой сектор, включая утечку капитала за рубеж, относятся к числу наиболее опасных угроз экономической безопасности Российской Федерации. Эффективность уголовно-правовой борьбы с незаконным обналичиванием денежных средств («обналичкой») особенно актуальна в период ориентации экономики на внутренние ресурсы, в том числе финансовые, в условиях санкций. В условиях экономических трудностей, с которыми сталкивается Россия в последние годы, вопросы правильности расходования государственных средств и эффективного хозяйствования в сфере государственной собственности не теряют своей актуальности. Особенно ощутим ущерб экономической стабильности государства, причиняемый экономическими и коррупционными преступлениями, когда под удар попадает государственное имущество, доход от которого должен служить процветанию общества. В марте 2019 года Россию посетила миссия Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ), цель которой — оценить эффективность нашей национальной антиотмывочной системы. И мы ее уже не раз подтверждали на профильных международных площадках. Хотелось бы напомнить, что в 2012 году состоялся масштабный пересмотр Рекомендаций ФАТФ, а в 2013 году была утверждена методология оценки соответствия обновленным международным стандартам, включающая анализ работоспособности мер, направленных на противодействие легализации денежных средств и финансированию терроризма. В 2019 году оцениваться будет не только техническое соответствие законодательства международным нормам, но и непосредственные результаты, вытекающие из правоприменительной практики.

Россия уже представила в ФАТФ предварительные отчеты о проделанной работе и получила предполагаемые зоны повышенного внимания, на которых нам всем предстоит сосредоточить свое внимание. Остается дождаться результатов.

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Приговор25 KB
2.краткое содержание а​пелляционной жалобы ​на приговор суда162.5 KB
3.Литература, Источник​и и ссылки33 KB

Да 5 5

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Самарцев Алексей
  • 14 Января, 09:16 #

    Касаемо 1069 статьи ГК, есть более свежая практика — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 мая 2019 года № 13 «О некоторых вопросах применения судами норм Бюджетного кодекса РФ, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации».

    0

Да 5 5

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: ««Обнал» — преступление или профессия. Часть - VII» 1 звезд из 5 на основе 5 оценок.